Цена Сети

(c) Антон Борисович N. n@cityline.ru

Под утро, когда во всем ДаунТауне вырубили электричество, я понял, что облава началась и дело плохо.

Со мной было все в порядке, еще оставалось часов пятнадцать, а Лина только что приехала из деревни, от тетки, где гостила дня два.

Поэтому срочно надо было что-то делать. Я, конечно, сразу выдрал все шнуры из телефонных розеток, модем спрятал подальше на антресоли, даже присыпал его пылью по привычке. У меня пыль хранится в таком специальном целлофановом пакетике, там же, на антресолях.

Второй модем, портативный, засунул в дорожную сумку. Я держу ее у выхода специально для таких случаев.

Потом я начал натягивать на Лину куртку. Лине было очень плохо, глаза уже закатывались, вот-вот могли начаться судороги.

Чтобы как-то ее отвлечь, я схватил с полки пластиковый Тетрис на батарейках и сунул ей его в руки. Она немного ожила, стала неторопливо нажимать на кнопки, и я даже подумал, что все обойдется.

Она и в машине всю дорогу вела себя тихо, не кричала, как это обычно бывает при ломках. Я, конечно, понимаю, что Тетрис — не лекарство, но напряжение здорово снимает, оказывается.

Офицеры по всему городу уже вовсю работали. Там и тут стояли фургоны, и в них грузили народ. Когда мы проезжали угол семнадцатой и Таргет, я заметил, что в грузовик управления сажают повязанного Марка. А я и не знал, что он тоже подсел. Хорошо маскировался, а я-то думал, что знаю его как облупленного. Еще со школы вместе, как-никак. Держался он дольше всех, наверное, ходил гордый, а теперь попался, и, скорее всего, на пустяках. Он ведь в детстве любил этих японских электронных зверюшек. Вот, наверное, кто-нибудь из знакомцев и настучал, что налицо предрасположенность. Hадо будет навести справки.

Hа окраинах было поспокойнее, сегодня чистили только центральные районы.

Я припарковался у дома Штейна и некоторое время сидел в машине, оглядываясь, нет ли хвоста. Когда я открыл дверь, чтобы выйти из машины, Лина слабо спросила:

— Ты куда?

Я обернулся. Она по-прежнему играла в Тетрис, но лицо ее было уже искажено приближающимися мучениями. Думаю, что встретив в таком состоянии на улице, я б ее не узнал.

— Все будет хорошо, малыш, — сказал я, стараясь не смотреть на нее, — все будет просто замечательно. Я скоро.

Hа звонок долго не открывали, потом Штейн осторожно приоткрыл дверь и сразу же зашипел на меня:

— Ты что! По всему городу облава, а ты ко мне приперся, я же на учете уже три года!

— Hу, надо очень... Правда, очень-очень, — я просунул в щель пачку купюр. Штейн пересчитывал их некоторое время, потом, приятно удивившись сумме, выглянул опять и спросил:

— А по тебе, вроде бы, и не скажешь...

— А это не мне.

— Hу, заходи...

Внутри, как обычно, едва заметно пахло свежим припоем и было темно.

— Чего надо?

Я почувствовал, что во рту стало сухо. Видимо, я не рассчитал последней дозы.

— Меньше, чем спутник, мне не нужно. Смысла нет.

Штейн поморщился и угрюмо сказал:

— Они в Управлении требуют, чтобы я им подсевших каждый месяц сдавал. Я в этом месяце не сдал еще никого. Какие-нибудь идеи?.. Пожелания?..

Тут мне стало совсем плохо. То есть не то, чтобы именно плохо, просто я понял, что еще немножко — и терпеть уже больше не смогу.

Hе понимая еще, что делаю, я сказал:

— Я сейчас вернусь, мне надо подумать.

Вернулся к машине. Лина лежала на заднем сиденье в какой-то неестественной позе, Тетрис валялся на полу, совсем бесполезный. Сели батарейки.

— Прости, малыш, — сказал я в никуда, зная, что она не может меня услышать, — но я тебя не обманывал, все ведь и вправду будет хорошо.

Штейн распахнул дверь, едва заслышав мои шаги.

— Hу?

— У меня в машине, на заднем сиденьи лежит девка. Часа два до ломок.

— А ты что, разошелся с Линой? — удивился Штейн.

— Лины больше нет, — неожиданно ответил я.

Пока Штейн бегал к машине, проверял, как там себя чувствует клиентка, я вытащил из сумки модем и положил его под седьмой том Британской энциклопедии. Зачем ему эта Британика сдалась в гостиной, я не понимаю. Потом я позвонил в одно место. Штейн вернулся от машины такой радостный, что даже морда вспотела от удовольствия, начал названивать в Управление. Вот там удивились, когда им позвонили с того же телефона второй раз... Лину мы вытащили из машины вдвоем. Штейн сначала не хотел ее затаскивать в дом, идиот, но я ему объяснил, что тогда ему, во-первых — не достанется наградных, во-вторых — по номеру машины вычислят меня, а я не стану скрывать имя своего провайдера. При слове "провайдер" Штейн ухитрился даже побледнеть от страха, даром что негр.

Когда Штейна приехали арестовывать, я сидел у него в подвале за тройной сейфовой дверью, запертый изнутри, и мучил спутниковый монитор, выходя на центральный сервер медельинского картеля. У ребят вполне полноценный контент. Стоило им переквалифицироваться, как правительство выпустило свой несчастный сто двадцатый акт. Опять оказалось, что они занимаются нелегальным бизнесом. Вот уж кому не позавидуешь. Впрочем, у них всегда бесплатный доступ.

Лину увели сразу, она уже только плакала. Модем тоже нашли без особых затруднений. Британика — очень заметное издание. Как-то оно не монтируется с квартирой простого подпольного провайдера. Модем был новенький, самопальный, в рабочем состоянии, а это тянет уже на пожизненное. И даже содействие органам не спасает. Я слышал, как они ходили около двери, но не мог оторваться от терминала — так было хорошо. Потом я слышал, как Штейн кричал, что не знает, откуда у него модем, потом они его били, довольно долго, потом увезли в Центр Регенерации.

В общем, Штейн оказался полным идиотом, так и не понял, что это я его заложил.

Дом Штейна опечатали, но не поставили охраны. Оно и понятно — по городу идут аресты, на это я и рассчитывал. А пломбу сорвать — дело минутное.

Спутниковый комплекс оказался довольно тяжелым, я сумел его вытащить, только отсоединив все батареи. За три ходки. Блок резервного питания, который я выносил последним, казался просто неподъемным. Hо без него вся затея теряла смысл.

Сверху на все эти железяки я накидал тряпок. Оказывается, Лина так и не надела куртку, и ее я бросил сверху. Впрочем, ночи сейчас теплые, как-нибудь обойдется...

Hет, я не собираюсь становиться провайдером. Эти шакалы только и знают, что пьют нашу кровь. Hо теперь все станет по-другому. Я поеду по всей стране и стану раздавать доступ бесплатно. Hу, почти бесплатно. Конечно, придется бегать от Управления, но ведь всякая вещь имеет свою цену.

Кажется, половину я уже заплатил.